Алматинцы, побывавшие на современном поп-механическом спектакле «Медея.Материал»,узнали, чем режиссер может заниматься с девушками-моделями, что можно найти в трудах Олжаса Сулейменова и как на стройплощадке организовать театр.

Железные механизмы, гипсокартон, ватманы бумаги, гудящие трубы вентиляции, музыкальные инструменты, издающие неестественные для себя звуки, камеры видеонаблюдения, фиксирующие и тут же отображающие на экранах все происходящее. «Да это же описание одного дня из жизни сторожа обыкновенного склада ненужных вещей!»,- подумаете вы и соберетесь закрыть страничку. Но не торопитесь этого делать! Сейчас весь этот хлам превратится в сцену, где случится постановка.

Молодой казахстанский режиссер Рустем Бегенов представил на суд зрителей свое видение пьесы Хайнера Мюллера «Медея. Материал». Впрочем, по признанию самого руководителя спектакля, от нее остались лишь  наиболее жесткие и брутальные строчки. Все остальное- полет фантазии чистой воды.

«В этом спектакле я старался ничего не для каких целей не использовать,- признается Рустем Бегенов.- Художественные решения, построение действия, пластические движения, музыка, текст подбирались по эстетической необходимости.

 

Однажды у меня родилась задумка включить в спектакль текст Олжаса Сулейменова. Вступление к его книге «АЗиЯ» будто насыщено особой энергией, связанной с поиском нового, что удивительно точно вплетается в нашу постановку.

 

Вы знаете, по моему ощущению все труды Олжаса Сулейменова насыщены особой энергией, и я часто подпитываюсь ими

«Медея.Материал» – это 60-минутный поп-механический спектакль для 16 моделей, 6 музыкантов, 4 экранов , 3 камер и 2 голосов. Хайнер Мюллер «обработал» древнегреческий миф о варварке-волшебнице, полюбившей чужеземца Язона и покинувшей родную Колхиду ради счастья в новой стране. Жесткая образность его поэтики явилась отправной точкой в создании спектакля «Медея.Материал» как территории, где ярчайшие представители нового алматинского искусства различных направлений встретились, чтобы создать удивительное театральное действие. Все бы ничего. Только что здесь делают модели?

«Наш спектакль сам по себе экспериментальный, поэтому вместо актеров мы решили пригласить девушек-моделей»,- говорит Рустем.

Один режиссер и сразу 16 моделей… Хм, интересно, хватило ли ему здоровья, чтобы добиться от девушек того, что нужно? Ответ Рустема настолько изобиловал подробностями, что его лучше послушать лично:

Кстати, сама страдалица-Медея, по сценарию убившая своих детей в попытках забыть ужасные картины прошлого: предательство отца, побег из дома ради любви к Ясону(который при первой же возможности сбежал от нее к дочери царя) и убийство брата,- на сцене так и не материализуется.

Зрители постоянно слышали запись ее голоса из колонок(она говорит с публикой не только на русском, но и на казахском языке!!!), лицезрели ее красивейшее платье (спасибо дизайнеру Айдане Кожагельдиной с ее брендом Argentum!!!), видели вдали ее тени благодаря интересным световым решениям и видеосъемке. Что там говорить, зритель даже ощущал ее состояние внутренними органами благодаря ужасающе напряженным звукам камертонов и музыкальных инструментов, а также золотым маскам, которые модели-актрисы нарисовали на лицах друг друга.

Но сама девушка на публике так и не появилась.

Зато постоянно были на сцене ее дети убиенные, Кормилицы, Главка, Креонт и, понятное дело Ясон, жених ее неблагодарный. Порой он был настолько медлителен, что, пока шел от одного края сцены к другому, зрители успевали проверить последние новости в Фейсбуке. Да и другие актрисы тоже грешили этим. Причем, прямо во время спектакля!! На сцене!!!

Тяжелый язык постановки требовал от присутствующих полного погружения, что временами сделать было нелегко.  Поэтому отдадим должное всем, кто участвовал в спектакле за их выдержку и подачу материала на максимуме своих возможностей.

К слову, о музыке. Все, что звучит в спектакле, в том числе и камертоны,- дело рук и мыслей талантливого композитора Санжара Байтерекова. Как он успевает сочинять современную академическую музыку и еще успешно руководить музыкантами созданного им же ансамбля «Игеру», остается загадкой. Но факт остается фактом: почти все зрители оценили музыкальное и шумовое сопровождение постановки.

За то, чтобы сцена двигалась, шестеренки с подвешенными на них платьями крутились, а камеры снимали то, что нужно, отвечала большая творческая группа- студия художников кино «Artdepartament.kz». Чуть ли не впервые в Казахстанской театральной постановке была применена аниматроника. За что отдельный поклон Диасу Шибанову. Голоса были записаны актрисами алматинских драматических театров Вероникой Насальской и Шынар Жанысбековой, художником-постановщиком стала Юлия Левицкая…

Впрочем, список тех, кто участвовал в подготовке спектакля, можно опубликовать отдельным постом. Здесь мы лучше вернемся к теме, как в необорудованном помещении появился театр?

«Я долго ездил по Алматы, чтобы найти подходящее помещение. Но однажды я попал в «МегаПарк» и нашел одно из его помещений идеальным пространством для нас. Наш театр расширяет границы. Постановка «Медея. Материал»- это синтез искусств. Художник-постановщик кино, дизайнер одежды, композитор, ансамбль современной академической музыки, драматические актрисы, записавшие текст на аудио, видео-артист, студия художников кино, профессиональные модели и торговый центр объединили свои усилия в одно время и в одном месте. Так буквально на пустом месте родился современный театр, которому только еще предстоит обнаружить себя в Алматы и Казахстане»,- заключает Рустем Бегенов.

 

Алматинцы смогут еще раз оценить поп-механический спектакль «Медея.Материал» сегодня в 20:00 и 3 февраля на театральном фестивале «Откровение». Оба показа пройдут в ТРЦ «MEGA Park». И да, все это действо состоялось благодаря поддержке со стороны Фонда СОРОС-Казахстан, руководства MEGA Park и Гете-Института Казахстан.

« Предыдущий
Следующий »

Автор

Альберт Ахметов Иногда для того, чтобы хорошо видеть, необходимо именно отойти, а не приблизиться