В Казахстане зарегистрировано более 30 тысяч детей-сирот и оставшихся без попечения родителей. На всю страну действует 188 государственных и частных учреждений для содержания этих несчастных деток. Устрашающая цифра, когда мы говорим о цветах жизни, не правда ли? Но ведь немало в нашей стране и тех, кто своей материнской и отцовской любовью готов отогреть одинокие сердца. Наша сегодняшняя история о человеке, который своим примером показал: окружить семейной заботой и любовью тех, кто лишен этого с самого детства, может каждый. Наш собеседник– Аида Ибрагимова, мать двоих мальчиков, которая приняла в свой дом и в свое сердце еще четверых деток из приюта.

– Аида, насколько я знаю, ты взяла патронат над двумя мальчиками и двумя девочками, оставшимися без попечения родителей. С чего начался твой путь многодетной мамы?

– С жизнью детей-сирот я столкнулась еще в детстве, когда моя мама работала в детском доме. Я помню, как она переживала за каждого ребенка, старалась участвовать в их жизни, помогала, когда у них возникали трудности. Ходила на все школьные собрания, поддерживала при поступлении в университет, забирала их погостить к нам домой. Но это были нестабильные 90-е годы. Нас у нее было трое. Возможно, поэтому она так и не решилась на усыновление.

Хорошо помню, как однажды она отдала одной из девочек-воспитанниц мои красивые новые туфли. Я тогда очень расстроилась, а она сказала: «Зато у тебя, в отличие от нее, есть мама». Возможно именно в этот момент я впервые осознала всю несправедливость, которая выпала на долю этих деток.

С тех пор мысль о том, чтобы забрать ребенка из детского дома, не покидала меня. Я отучилась, переехала в Астану, продолжила учебу за границей, вышла замуж, родила двух прекрасных мальчиков, строила карьеру и, собственно, жила как все нормальные счастливые люди. Но наши жизненные пути с мужем разошлись, и я была уверена в том, что к идее об усыновлении смогу вернуться только тогда, когда снова выйду замуж и создам полную семью. Я бы, наверное, и дальше жила с этой уверенностью, если бы не одна судьбоносная встреча.

– Получается, в твоей истории сыграли свою роль высшие силы?

– Не знаю, можно ли это так назвать. 2 сентября в школьном родительском чате мы договорились с одной из мамочек одноклассников моего сына поехать на базар за школьными тетрадями. Так сказать, “за компанию”. До этой встречи мы не были знакомы лично, и вначале я не могла понять, чья именно это мама. В ходе беседы выяснилось, что она мама новенького мальчика Миши. Женщина казашка, а мальчик был явно славянской наружности. Она, как ни в чем не бывало, рассказала о том, что вообще-то у нее 13 детей- 2 биологических и 11 усыновленных, при этом их всех она воспитывает сама, без мужа.

До встречи с этой “Мамой с большой буквы” я и мечтать не смела о том, что органы опеки могут доверить ребенка неполной семье. Но она рассказала о том, как проходит сам процесс взятия ребенка на патронатное воспитание. К тому же, помогала мне на всех этапах, которые нужно было пройти, прежде чем забрать моих деток домой. Зовут эту чудесную женщину Жанара Байжулдинова. Я бесконечно благодарна за то, что встреча с ней навсегда изменила жизнь нашей семьи.

И знаешь, что самое удивительное во всей этой истории? На следующий день Мишу перевели из нашего класса! Оказывается, он должен был учиться в параллельном классе, но произошла какая-то путаница, и всего на 1 день он оказался одноклассником моего сына, и как раз в этот момент  Жанара искала компанию для покупки канцтоваров. Как после этого не верить в судьбу?

– Именно Жанара вдохновила тебя на то, чтобы взять сразу четверых? Многие женщины не решаются сами рожать столько, а ты в одночасье стала мамой шестерых.

– Нет, тут немножко другая история. Так как у меня два биологических сына, я хотела взять еще двух девочек, но в детдоме сказали, что так не получится и сначала предложили взять Настеньку, у которой мама умерла от рака. Я еще ее не видела, но уже была согласна, потому что хорошо понимаю, что значит потерять мать. Потом мне предложили взять еще одну девочку, но у нее был брат и, конечно, разлучать их было нельзя. Так в нашей семье появились две Насти и Сашенька.

Но вот Ваню нам привела дочка Жанары, Аружан, которая познакомилась с ним в детдомовском коридоре, пока ждала нас. Девочка поведала ему, зачем мы пришли. И добавила к рассказу, что, если он будет хорошо учиться, то и его заберут в семью. На что Ваня как настоящий детдомовец огрызнулся: «А что твоя мама берет только отличников?». После пересказа этого разговора, слова мальчика настолько задели меня за живое, что в тот же момент я решила: этот мальчик тоже станет частью моей семьи.

Вот так нас стало семеро. Оформление документов заняло несколько недель, в течение которых мы присматривались, притирались, привыкали друг к другу.

– Но насколько я знаю, с оформлением опеки над Ванечкой ты столкнулась с определенными трудностями?

Дело в том, что у Вани есть родственники. Отказавшаяся от него мама и дядя, проживающий в доме, который является наследством мальчика.

Поэтому, когда дядя узнал о том, что Ваню хотят забрать в семью, нанял адвоката, который старался всячески препятствовать получению мной опеки. Хотя при патронатной форме опекун не приобретает никаких прав на имущество ребенка.

Это был очень тяжелый процесс, мы всей семьей переживали за решение суда, но, к счастью, все разрешилось благополучно. Когда тяжба только начиналась, я откровенно поговорила с Ваней, объяснила, что родная мама- это родная мама, и если он захочет к ней вернуться, то я поддержу его решение, и мы, несмотря ни на что, всегда будем друзьями. На суде Ваня сказал, что хочет остаться у нас.

– А как твои мальчики отреагировали на решение принять в семью четверых приемных братьев и сестер? Ревновали?

– Вначале, пока притирались, конечно, было. Но до первого визита в детский дом мои дети даже и не подозревали о том, что есть такие детки, у которых нет ни папы, ни мамы, у которых нет дома, их никто не любит и не ласкает. Мой младший сынок Адильхан со слезами на глазах просил забрать всех, кто был там. Наверное, это было их первое столкновение с суровой реальностью, с «правдой жизни». Мне потом еще долго пришлось объяснять им, почему у этих деток нет мамы, почему они живут в «казенном доме». Мои сыновья после услышанного целиком и полностью поддерживали мое решение о патронате и приложили старания к тому, чтобы адаптироваться к новому укладу в нашей семье.

– А какие были проблемы со стороны твоих новых деток?

– На самом деле, основная проблема всех детей из детских домов- это то, что их очень тяжело мотивировать. Они привыкли, что их содержит государство, все привозят спонсоры, меценаты и просто добросердечные люди. Им не нужно прилагать усилия для того, чтобы получить игрушку или новую вещь. Нет параллели между трудом и получением желаемого. С этим было сложно, но все поправимо, нужно лишь время и терпение. Такая же ситуация с доверием, открытостью, какими-то психологическими травмами. Никто не говорил, что будет легко. В душе они все хорошие и добрые ребята, поэтому я уверена, что уже очень скоро прогресс будет налицо. За несколько месяцев я уже вижу, как их сердечки отогреваются. Они как губки впитывают семейную любовь, заботу и ощущение защищенности. К примеру, они все по очереди спят в моей комнате, у них есть огромная потребность в ощущении близости с мамой, в нежности и тепле.

– Наверное, это щепетильная тема, но у многих читателей, наверняка, возникнет вопрос о финансах. Насколько состоятельным человеком нужно быть, чтобы взять патронат над четырьмя детьми, даже не учитывая своих двоих?

– Могу сказать точно — я далеко не богачка, но и эти дети меня точно не объедают. У нас есть квартира, я продала за сущие копейки старую мебель, заказала несколько двухъярусных кроватей, одну спальню отдала девочкам, вторую мальчикам, сама пока сплю в гостиной.

На каждого ребенка государство выделяет 18 тысяч тенге в месяц, а моей зарплаты хватает на то, чтобы дать им все необходимое. Да, мы не живем в роскоши, но я никогда не тратила заработанные деньги с таким удовольствием.

Подумайте, что есть наша повседневная жизнь? Работа, дом, вечная гонка за деньгами и ненужными, по сути, вещами. С появлением этих деток моя жизнь наполнилась новым смыслом.

Я ежедневно наблюдаю за тем, как мои сыновья Эмирхан и Адильхан становятся более ответственными, сознательными, заботливыми и отзывчивыми. Они перестали быть эгоистами и научились делиться с ближним. Им нравится помогать в учебе Саше. Они очень радуются, когда Саша делает успехи в чтении, письме или математике. А ведь после детского дома Саша совсем не умел ни писать, ни читать, ни уж тем более считать. И когда я сказала, что делиться нужно не только дисками и игрушками, а еще и знаниями, Эмирхан и Адик с удовольствием принялись за новое ответственное дело.

Самое главное, что Саше нравится с ними заниматься, все это у них проходит в форме игры. Я, конечно же, понимаю, что впереди не избежать трудностей. Ведь мальчишкам нужен пример для подражания, нужна мужская твердость. Я, как мама, как женщина, могу научить их любить и уважать. Остальное, надеюсь, приложится в будущем. А деньги, я уж как-нибудь заработаю.

Главное, чтобы Аллах дал силы и здоровье мне и моим деткам. Ведь их всех послали мне Небеса, независимо от того, родила я их сама или нет. В каждом из них я вижу частичку себя, свои черты характера, я понимаю все, что они делают в тот или иной момент. Они все мои дети. Любимые и родные. А это, я считаю, самое главное.

« Предыдущий
Следующий »

Автор

Зарина Али Переступая через грехи человека...