Как правило, когда ты приходишь на первый курс университета, у тебя нет мозгов. Ты восторженными глазами идешь, куда скажут, знакомишься с каждой пробегающей собакой, пробуешь все, что льется. Это потом, к третьему — четвертому курсу ты будешь презрительно фыркать на ошалелые визги «первашей». И надеяться, что никто не вспомнит, какие полоумные вещи творил ты сам. Когда я вспоминаю, что происходило со мной в период первого курса, мне становится непонятным, почему никто не стукнул меня по голове и не научил уму-разуму.  Конечно, тогда мы и не догадывались, что делаем что-то опасное, или неправильное. В мыслях был ветер и к тому же нас звала дорога приключений. А все началось тогда, когда закончились деньги. Сами понимаете, впервые в Алматы – донеры, Медео, горы…

О распределении бюджета мы еще не слышали. И стипендия, и деньги от родителей таяли на глазах, с ними таяли и мы — денег хватало только на кефир и яблоки. Было решено — надо искать работу. Естественно, через новых друзей, которых ты знаешь уже целых три дня, потому что это теперь твои братья навек. Они обещают помочь и ты хрюкаешь от радости. Вскоре нам позвонил (мне и подруге) «друг» и предложил поработать официантками. Мы, как все легкие на подъем голодные студентки, быстро согласились. Подумаешь официантки – принеси, подай, получай чаевые.

О том, что это не кафе, а казино, нам сказали не сразу, но догадаться было не сложно. Покерные столы, коробки с картами – сразу дают понять, что к чему. Находилось само заведение в одном из хороших бизнес-центров одной из дорогих улиц. Просторное помещение, примерно четыре комнаты, на верхнем этаже. Кожаные кресла и шикарные ковры. Игровой дом находился именно там, где не должен был быть.

В наши обязанности входила уборка, работа на кухне и прочие мелочи. Начинали за час до прихода гостей, а после уходили в комнату для персонала.  Сидеть и ждать указов с кухни, или зала в прокуренной насквозь комнате, когда глаза слипаются, и хочется домой – не сильно сложно, но пробовать не советую. Мебель в казино была красивая – как с дизайнерских макетов. Но все эти диваны, кресла и подушки мне почему-то запомнились по въевшемуся запаху кальяна, который составлял 50% воздуха.

Представлять казино чем-то ярким, блестящим, со звоном монет – глупый стереотип. Возможно, легальное так и выглядит, но подпольная «ловушка» для азартных игроков – место спокойное, тихое и закрытое. Для своих. Свои выглядели по-разному. Были и наши, и китайцы, и американцы и те, чьи географические принадлежности не определить с первого раза. Был один американец, но не такой как в кино. Запомнился он по опасной улыбке и комплименту «you have a good English». Лицо у него было надменное, поэтому мы старались не попадаться ему на глаза. Хорошо помню китайца Мишу. У Миши двое дочерей старше меня лет на пять. Миша много улыбается и делает комплименты.

Как-то в 8 утра, уже после отработанной смены на экране телефона высветился крутой номер, почти полностью состоящий их восьмерок. С опаской поднимаю трубку. Страшно коверкая слова, Миша спрашивает, как дела. И зовет в кино. Вечером. Пытаюсь как-то отклонить столь заманчивое предложение и кладу трубку. Сердце колотится. Меня не каждый день зовут в кино взрослые китайцы.

За смену нам платили около 5 тысяч тенге. Смена начиналась вечером и заканчивалась утром. В ночь Курбан-айта мы тоже работали. Сейчас понимаю, насколько это было кощунственным, но за ту смену мы получили двойной оклад. Помню еще девушку Мику. Миловидная такая с приятными формами. Мика много курит и ходит на очень высоких каблуках. Она просит не шоркать ногами и всегда устает. После игры она приходит на взводе, выкуривает пару сигарет, матерится и заходит на новую. После одной игры клиенты сказали хозяину «убери эту корову». После их слов Мика больше не работала.

Была еще одна девушка, уже с потрясающей фигурой. Тоже много курила и носила высоченные шпильки. И тоже много нервничала, о клиентах отзывалась только с матами. А с игрового зала до нас доносились самые разные звуки – и смех и веселые разговоры, и пощечины – крупье кого-то разозлила. Чтобы накормить клиентов, приезжали повара – муж и жена, больше похожие на работников школьного буфета, чем казино. Ели клиенты знатно. Ну а повара готовили на убой – предпочтение отдавалось дунганской кухне. Люди, приходящие в казино, очень много улыбаются. Особенно молодым девушкам. Плотоядно и как-то всезнающе. Мол, все покупается, но мы не покупались. Мы прятались в комнате персонала. Так мы проработали около месяца. Казино закрылось и нас больше не звали на смены. И слава богу. После работали только промоутерами и разливали чаи, соки и зубные пасты за 500 тенге в час. Ну а потом уже нашли работу по специальности.

Уже сейчас, вспоминая те дни, понимаю, что нас в любой момент могли закрыть, или даже что похуже. По коже бегут мурашки, когда представляю, что было бы если узнала мама. А хорошо, что не узнала. Она же не виновата, что я у нее такая дурочка.

« Предыдущий
Следующий »

Автор

Улпан Рамазанова У судьбы кошачий взгляд, никто другой не смотрит так всезнающе и так равнодушно